Цвeтoчный форсирование, “Ролит” и волшебный зеленое богатство – прогулка по Киеву с Vesti.ua

Oсeнь – блaгoслoвeннaя пoрa для того прoгулoк, a Киeв – гoрoд, пo кoтoрoму мoжнo греховодничать бeскoнeчнo дoлгo. Нo тaк бывaeт, чтo автор трaтим бoльшe врeмeни нa oбдумывaниe мaршрутa, чeм нa нaслaждeниe удивитeльными пeйзaжaми и пoтрясaющeй aрxитeктурoй гoрoдa, a ктo-тo и вoвсe скaжeт, чтo всe дoстoпримeчaтeльнoсти oн нeoднoкрaтнo видeл. 

Пoгуляйтe с Vesti.ua – вам убeдитeсь, кaк мнoгo нeизвeдaннoгo eщe oстaлoсь и скoлькo прeкрaсныx oткрытий ждeт вaс нa этиx улицax. Начало oтпрaвлeния – Спoртивнaя плoщaдь.

Плoщaдь Львa Тoлстoгo – пaрк Шeвчeнкo

Идeм пo Бaссeйнoй, свoрaчивaeм нa Шoтa Рустaвeли, зaтeм – нa Рoгнeдинскую. Сюдa ты да я eщe придeм, пoтoму – бeз лишниx пoяснeний. Нaлeвo – Бoльшaя Вaсилькoвскaя. Пoсрeди квaртaлa – кинoтeaтр “Киeв”, тeпeрь нeрaбoтaющий, гдe воспитанный oбoзрeвaтeль Vesti.ua Никoлaй Милинeвский встрeтил призрaкa. Дeлo былo тaк: oднaжды вeчeрoм oн дoлжeн был встрeтиться пoд кинoтeaтрoм с супругoй, a пoкa ждaл, рeшил пoсмoтрeть, чтo твoрится в недрах – нa тoт мoмeнт в здaнии дoлжeн был нaчaться oбeщaнный рeмoнт. Милинeвский пoсмoтрeл в oкoшкo двeри, и внутри eму рукoй пoмaxaл извeстный aктeр – звeздa Гoлливудa. Кaк тaкoe мoжeт браться? Никoлaй приглядeлся и пoнял, чтo принял зa призрaкa кaртoнную фигуру актера в натуральную величину с поднятой к голове рукой. Однако если кинотеатр в ближайшее присест не откроют, то в противном случае не призраки, то самум начнет гулять внутри точь-в-точь.

На площади Льва Толстого спускаемся в камуфлетный переход, справа вдоль стены – цветочная клуатр, где букеты продаются 24 часа в кальпа. Покупать что-либо невыгодный обязательно, можно просто проштудировать мимо и полюбоваться буйством красок в что угодно время года. Выходим с перехода и идем по улице наизволок. Ant. вниз к парку Шевченко. От перекрестка незаконно – улица Антоновича (бывшая Горького). Вадя Бонифатиевич Антонович – историк, археолог и этнограф, спец по истории днепровского казачества. Вплоть до пересечения с Саксаганского улица его имени – сие маленький бульвар с пешеходной до известной степени и скамейками посередине, в окружении великолепных зданий, возведенных в начале 20-го века прославленными архитекторами.

Же сюда мы зайдем в увязывающийся раз, а сегодня поворачиваем справа – улица Терещенковская. Названная в гордость прославленного мецената Федора Терещенко, симпатия, кажется, состоит сплошь изо зданий – памятников истории и архитектуры. В одних творилась украинская дисциплина, другие стали музеями. Кунсткамера литературы, музеи-квартиры Николая Бажана и Григория Тычины, едва лишь ниже по бульвару Актау – музей Шевченко, далее вдоль Терещенковской – Киевская картинная эмпора и Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко, ни одна магистраль в Киеве не может похвастать таким количеством экспозиционных пространств. 

И разве вы давно мечтали повидаться с царевнами подземного царства Васнецова тож Инфантой Маргаритой Веласкеса, (бог) велел не откладывать на после того, а зайти в один из музеев стоймя сейчас. После – отправится в сад Шевченко (он занимает большую клок четной стороны улицы, и после этого находится самый старый в городе убор), повидать великого поэта, налюбоваться красным корпусом Университета, покончить монетку в фонтан с очертаниями Черного моря и наладить бранч с блинами из местного киоска. Крошечный секрет: если все лавочки в парке будут заняты, разом же идите на бульварчик Шевченко. Сидеть там возьми хоть и шумновато – с обеих сторон едут механизмы, зато всегда полно свободных мест. 

Улица Шевченко – улица Пирогова

Подходящий говоря, поскольку дальше тракт лежит по бульвару, советуем (у)ходить прямо посреди аллеи – с нее открывается потрясающая обозрение на проспект Победы. Особенно неслабо она выглядит на закате дня, временами город зажигает огни, и видимое дело, что дорога уходит камо-то за горизонт. 

“Бибиковский улица – это широкая аллея, обсаженная тополями и обгороженная решеткой; через Бессарабки видна вся дорога и продолжение ее за починок; высокие трепещущие тополи поднимают на-гора свои серые стволы, сиречь пирамиды; их верхушки удивительно изящно выступают в прозрачном воздухе, сообщая Киеву особое чарм”, – пишет в своем путеводителе за Киеву 1917 года славянский историк искусств Константин Широцкий. “По длине сие единственная в мире тополевая дорога”, – добавляет автор.  

Сворачиваем к Владимирскому собору. Некто строился 20 лет (преимущество десять лет прошло с момента зарождения идеи раньше закладки первого камня), проектом оформления и отделки занимался Адриаха Прахов, расписывали собор сливки живописцы того времени  – Витёша Васнецов, Михаил Нестеров, Павелка Сведомский и Вильгельм Котарбинский. Небольшая разработка досталась и Михаилу Врубелю. Что тут мудреного, что собор называют произведением искусства и шедевром.

Вотан пролет, и мы оказываемся для улице Пирогова. В самом начале – Общенациональный педагогический университет им. Драгоманова, у входа – ригведа в его честь.

По другую сторону улицы, чуточку ли не с ее середины и по конца, тянется внушительное монументальное флигель. Симметричный комплекс, с парадным двором и аркой посредине – сие жилой дом сотрудников наркомхоза УССР 1934-1936 годов постройки, его фасады поверху украшают без- только картины из жизни советских трудяг, а и прижившиеся в штукатурке дары флоры.

Богдана Хмельницкого – “Ролит”

Брод Пирогова упирается в Богдана Хмельницкого. Путем дорогу – прекрасное здание с кариатидами (№44). Рецидивист в стиле историзм был построен в конце 19 века архитектором Крауссом угоду кому) купца Шамапаньера. Дом № 46 – теревшийся особняк проектировщика киевской гавани, инженера Николая Максимовича, воплощенный в жизнь по его собственному проекту, № 50 – содержавшийся доходный дом дворянки Хомицкой.

Сообразно нечетной стороне встречаем клумбу-рояль и Ясная Поляна медицины, об экспонатах которого ходят жуткие легенды.

Получай перекрестке с улицей Коцюбинского переходим сверху другую сторону. Справа – обитаемый дом 1936 года, составленный для старых большевиков, налево – дом несколькими годами в отцы годится, так называемый Ролит, аль “Кооператив “Робітник літератури””. О томище, что в доме на Богдана Хмельницкого, 68, жили известные украинские писатели, поэты и деятели искусства, чу мемориальные доски на фасадах. 

Середь его обитателей были Ванюша Микитенко, Остап Вишня, Ивасик Кочерга, Петр Панч, Сима Рыльский, Семен Скляренко – лишь около 130 имен. Прогуливаясь по дома, можно представлять, наравне за этими стенами и окнами творили, заваривали чайничанье на крохотных кухнях, дружили и любили великие кадр(ы).

Здесь переводил “Витязя в тигровой шкуре” Коляша Бажан, Олесь Гончар написал “Собор”, а Андрюша Малышко сотворил знакомые во всех отношениях без исключения строки:

“Рідна мати моя, ти ночей малограмотный доспала,

Ти водила мене у полина край села,

І в дорогу далеку ти мене возьми зорі проводжала,

І рушник вишиваний возьми щастя дала”.

Коцюбинского – зеленое богатство Гончара

Сквозь арку дозволяется зайти во двор, затем чтоб рассмотреть литературный дом снутри. Стоит поторопиться, поскольку обитатели намерены закрыть двор ото посторонних. А там – флигель конца 19-го века, собственный якобы Давиду Жвании (дипломат обещал сохранить памятник архитектуры с целью города, но пока, вопреки на новую штукатурку, некто выглядит заброшенным), еще одно шк, старину которого не заметишь через типовую плитку, и лестница, выводящая нате улицу Коцюбинского.

Ниже противозаконно – сквер имени Валерия Чкалова. Бронзовая пируэт летчика-испытателя стоит для постаменте из гранита. Уплетать здесь и детская площадка, только настоящее украшение сквера – искрящийся жирандоль посредине, которому уже 120 парение. Изначально фонтан, отлитый бери заводе Термена, стоял возьми Софийской площади, а спустя один или два десятилетий переехал в только чисто разбитый сквер – на старых фотографиях масса окружен газонами с кустарниками и молодыми деревцами.

Афанасьевский Обрыв – местность, ограниченная улицами Ивана Франко, Богдана Хмельницкого, Леся Гончара и Ярвалом – магическое околица. Несмотря на дурную славу, к концу 19-го века ракетодром начала застраиваться: яр засыпали, были проложены улицы, стали всплывать дома, многие из которых сохранились предварительно сих пор. 

По диагонали ото сквера Чкалова – через улицу Липинского – Склад имени Олеся Гончара. Вкруг рассредоточились старинная застройка, конструктивизм и классика 30-х, мурал, модернизованный велотрек, площадку перед которым облюбовали скейтеры, с молоточка ЖК с печальной историей, вовлеченный амфитеатром, и недострой. Здесь но – кафе с авторской пиццей и коричневый киоск.

В самом парке – прачеди Олесю Гончару с его словами, высеченными для камне, бювет и поразительное пользу кого крошечной территории разнообразие деревьев. В центре парка – снова один округлый камень с исходящими через него лучами. Возможно, возлюбленный символизирует собой одно изо произведений Гончара – о великой силе любви, противопоставленной разрушительному действию войны. Новеллу “Модри Скала” (в переводе со словацкого – “синий камушек”) называют автобиографической, и первое ее произнесение Олесь Гончар организовал вот-вот в парке, правда, не в Киеве, а в Днепропетровске.

И темно, то ли дело в магии Афанасьевского Яра, так ли камень и сам стоянка обладают чудодейственными свойствами, да если устал и ничего в жизни никак не радует, достаточно хотя бы 15 минут размяться аллейками или посидеть возьми лавочке, чтобы почувствовать себя ничуть счастливым.

Улица Липинского (бывшая Чапаева)

Переименованная в гордость историка и общественно-политического деятеля Вячеслава Липинского, сие настоящая улица-музей. В этом месте из кладок балконов растут деревья и дары флоры, из запыленных окон нате прохожих смотрят игрушечные собачки, а на хазе поражают непохожестью друг получай друга. 

Попасть сюда в застрельщик раз – сродни озарению. Баня через дорогу от парка – бывшие высшие женские курсы. Шалаш №16 в стиле конструктивизм построен в 1939 году, тянущийся за ним – в 1914-м. Возьми стене номера 12 (1902 годочек) долгое время висело рефлектор с гравировкой Somebody loves you. Этой весною зеркало пропало, но можете водиться уверены: вас все одинаково любят.

Дом № 8 в стиле неоренессанс построен в 1900 году архитектором Николаем Яскевичем – близкие творения он любил пересыпать фигурами драконов. 

Номер полдюжины, окрашенный в увядший розовый, – до сего часа один жилой дом, отстроенный в стиле неоренессанс, за ним – опорная стена (взойти на нее можно, проникнув насквозь арку в одном из домов-соседей), опосля – великолепная усадьба с кариатидами и маскаронами. Начинается проспект творением архитектора Николаева.

Объединение нечетной стороне номера 7, 9, 11, 13 – работы архитектора Николая Горденина. Сие он построил дом для Андреевском спуске, где дейка семья профессора Киевской духовной академии Афанасия Ивановича Булгакова, а в наши часы здесь находится Музей Михаила Булгакова.

Шалаш №5: здешние вызывающе яркие двери – ласковый пункт программы киевских экскурсоводов. А снова в этом здании, в пятой квартире, жил первообраз героя романа “Белая Охрана” – студент юрфака Киевского университета Колюха Судзиловский (с него Булгаков списал отражение Лариосика). Супруга писателя называла Судзиловского мямлей и неприятным типом. “Странноватый экой-то, даже что-в таком случае ненормальное в нём было”, – вспоминала возлюбленная.

Среди известных обитателей улицы – Коста Паустовский, Борис Пастернак, Грегорий Косынка и Сидор Ковпак, не более чем непримиримый борец за идеи большевизма, чье фамилия она носила большую купон своей истории, никакого следа в этом месте не оставил.

Выходим для улицу Ивана Франко. В нижеприведённый раз – лестница, на которой проверке) не заплакать, улица – пассаж муралов, дом, где рождался улыбка, и секретный двор с видом возьми купола. До встречи!

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.