Не следовать, а задавать направление — Ирина Костюк, продюсер Film.ua, соучредитель MRM

Чaстo срeди aвтoрскoй группы мeдицинскиx прoeктoв eсть врaчи, нaпримeр. Пoтoм — рaз, oни ужe oтoшли. И вaшa шкoлa нe eдинствeннaя… «Плюсы» шкoлу дeлaют, StarLightMedia, «Интeр». Рeжиссeры, oпeрaтoры, рeжиссeры мoнтaжa, сцeнaристы — этo oснoвнoй кoстяк. Кoгo eщe? A зaпoлнять кoнтeнтoм нaдo. Нaпримeр, Megogo ужe зaпустили тaкoй фoрмaт кoнтeнтa. Кaкиe-тo чeткиe сигнaлы oт зритeлeй — чтo им нрaвится, a чтo нeт — мoжнo рaзличить? Eщe зa сутки дo съeмoк сцeнaристы нe знaли, нeсти ли им сцeнaрий нa русскoм или укрaинскoм языкe. И в Гoлливудe eщe пoищeм — тaк кaк будeт сцeнaрий нa aнглийскoм, и писaть eгo будeт aмeрикaнский aвтoр. Нo, тeм нe мeнee, пoлучилoсь. Пoявилoсь ли зa пoслeднee врeмя чтo-тo нoвoe? Пoкa eщe oт всex этиx нoвыx фaктoрoв нет того масштабного эффекта — он проявится в новых сезонах. Но на других проектах — например, на «Дежурном враче». Хороший сценарий — на вес золота, это основополагающая успеха. Если раньше объем доходил до полумиллиарда долларов, то теперь это $120 миллионов. «С тех пор как запретили русский продукт, телерынок очень сильно изменился. Форматы, как мода, идут волнами. Например, европейская компания, которая взялась на эксклюзивной основе год продавать формат «Караоке на майдане», посоветовала: ваша история со сбором денег участниками во время своих выступлений актуальна, но ее нужно дополнить интерактивом. Но все же, наверное, как-то пытаетесь себя обезопасить? Чтобы отбить расходы, нам нужно сделать идеальное кино, интересное не только для местного рынка, но и в первую очередь для зарубежного. Сейчас идет период адаптации и отлаживания механизмов.Нужно приспособиться к новым обстоятельствам. Будет падать, стагнировать, или потихоньку начнет расти? У «Квартала» в «Вечернем Киеве» есть рубрика «В мире людей». В поисках своего почерка Сейчас в мире, с одной стороны, стираются границы между странами и народами, а с другой — все интересней становится национальная специфика. Что будет с рынком в этом году? Где вы берете авторов сценариев сейчас? «Квартал» со своим «Слугой народа» тоже апеллирует к зрителю и его актуальным запросам, где-то даже с популистскими лозунгами — в лоб, конкретно. В принципе, поставить эту индустрию на ноги в Украине — реально. Вот такая перепрофилировка произошла. Насколько упал телерекламный рынок? Да, это український твір «Лісова пісня». Поэтому тратя время и деньги сейчас, понимая, что в данный момент мы в минусе, мы столбим за собой эту нишу на будущее. Нашли группу питерских сценаристов, которые будут писать под нашим руководством. Беседовала Елена Гладских Фото предоставлены FILM.UA Это отдельная категория контента, который сделан уже в новых условиях, уже при других бюджетах и только для локального рынка. Многие каналы сидят и прозревают, почему зрители не смотрят одно-второе-третье. А необходимо воспитывать кадры для всего рынка. Но лучше бы все происходило плавно, правильно и без глупых и непродуманных запретов. Все наши шоу, которые делаются большими каналами, на голову выше, чем продукция нашего ближайшего соседа — России. Это теперь у украинских актеров появилась возможность наконец-то стать звездами, потому что раньше их затыкали на вторые роли. Если говорить о новых жанрах и форматах, то сейчас на каналах нет такого жанра, как оbservational реалити. Например, полицейские, пожарные, врачи — просто заходишь и снимаешь их повседневную жизнь безо всякой драматургии, без особых случаев и нагнетания интриги. За меньшие деньги и с меньшим размахом Ирина, вы долго работали на телевидении. Люди у нас открыты, они могут жить на камеру, и это возымело свой эффект в телеконтенте. «Караоке на майдане» — прекрасный формат, за него сразу уцепились европейские продавцы. На фото: Ирина Костюк с сотрудниками полиции. Хоть он и дневной, там очень крепкие сценарии, хорошие авторы. Так что сценарий «Мавки» будет писаться большим интернациональным составом. Востребованы квест-шоу — все побежали в квест-шоу. Денег на производство стало в разы меньше, чем раньше. Если разложить по полочкам, разница очевидна: во всех наших реалити участвуют живые люди. Поэтому у каналов осталась крошечная копеечка на заполнение слотов. У одного коллеги и водитель пишет, и няня пишет. Рискованно, потому что наш зритель привык к экшнам, драмам, чтобы сценарий был. Сейчас не время для экспериментов, к сожалению. С тех пор как запретили русский продукт, телерынок очень сильно изменился. Это работает, народ увидел, что в Украине есть форматы. Появился кризис идей… Было такое время, когда все говорили, что нет ничего нового — стали возвращаться старые форматы, но с какими-то добавленными историями. Это очень популярно в Европе, в Британии особенно. У меня вообще уникальный опыт, потому что я работала на канале ТЕТ и заказывала продукт продакшнам, а теперь работаю с другой стороны. Ты показываешь каналам уникальные проекты, а их реакция — ну да, классно, да, уникально, но рискованно, вы забежали вперед. Это только вечно недовольные пустозвоны кричат: нет форматов, нет идей. Что из полученного опыта пригодилось в продакшне? И дай Бог, чтобы еще рейтинг был. Время диктует новые технологии. Зато теперь появилась возможность лепить собственных звезд. Ты можешь сто раз анализировать, ты бьешься головой о стену, смотришь рейтинги, ты все просчитал до мелочей и составил профиль аудитории, а оно — ну никак, будь ты хоть семи пядей во лбу… Некоторые вещи остаются необъяснимыми. Качество шоу, которые позволяли себе все каналы, было очень высоким, как и стоимость производства. Это касается и виртуальной реальности. В общем, любой кризис порождает новые возможности, главное — их рассмотреть. Тут должны быть профессионалы, с неопытными сложно. А режиссеров достаточно? Кадр из 24-серийного фильма «Окно жизни», премьера которого состоится в эфире телеканала «Украина» Готовите кадры собственными силами? Это с ее подачи проект получился украиноязычным — она очень этого хотела. Предлагаем новые жанры тем, кто готов рисковать Готовы предложить рынку что-то совсем неожиданное? Они предложили разработать приложение, где кроме того что певцы ходят с шапкой и собирают деньги, зрители тоже могли бы голосовать и виртуально бросать деньги в шляпу. Там ребята сидели за столом и обсуждали темы, но вместо их голов были головы животных, «приделанные» с помощью CGI технологий. Я могу ручаться, что 80% неигрового контента у нас не постановочные. То есть, делаем менее рискованные проекты, такие как «Женский доктор». Можно сколько угодно рассказывать про качество: и снят в павильоне, и диалоги «не такие», но он коммерчески беспрецедентно успешен в нашей библиотеке. Верите, что количество перейдет в качество, в креатив? Наш же зритель привык к ежедневным премьерам, дорогостоящему контенту и другим излишествам, которыми себя не балуют зарубежные соседи. Есть люди с писательским талантом, пришедшие из других профессий. Разница большая. Наша инициатива — UA Formats, где мы собрали около 20 украинских форматов. Сейчас повезем на рынок продавать еще одну нашу технологию. Когда ты это видишь, создается полное впечатление, что попал в украинское телевидение 90-х. Надо бы объединиться и сделать одну хорошую школу для всего рынка, со всеми этими ресурсами. Казалось бы, там и денег больше, и рынок более развит, но наши шоу на порядок качественней как в плане картинки, так и душевности и искренности самого контента. Это обидно, и приходится предлагать что-то конкретное, понятное, проверенное, на что есть спрос. Пришлось реагировать быстро и резко по аналогии с не умеющим плавать, которого неожиданно оставили посреди озера», — эмоционально оценивает происходящее на рынке теле- и кинопродукции Ирина Костюк. Сериалы, которые появились сейчас — «Москаль», «Слуга народа», «Владимирская, 15″ — это локальные истории. Потому что у нас на первом месте сейчас другие задачи — нужно заполнить каналы местным продуктом. Мы уже сейчас вынуждены с другими продакшнами встречаться и координировать графики съемок так, чтобы и им, и нам достались желаемые актеры. Раскладываем яйца в разные корзины Можно ли просчитать успех, или всегда существует эффект неожиданности — непонятно, почему сработало или не сработало? Может, в мировом масштабе не так и много (европейские анимационные картины стартуют от 20 миллионов, а американские от 100), но для нас это много. А это совсем другой подход. Почему в России «Голос» сорвал рейтинги? Это недорогой проект, мы там пробуем многих авторов — там у нас студенты работают, практиканты, стажеры. В принципе, нам, в отличие от телегрупп, с рисками легче: мы большая независимая прибыльная компания, у нас есть возможность диверсифицировать риски. Недавно тестировали, как можно снимать игровой контент, но в формате виртуальной реальности. А в чем наша сила? Где я в Украине могу найти сценаристов анимационного полнометражного кино, если такого кино не было в принципе? Наш рынок к этому никогда не был готов, американские сериалы никогда не стояли в прайме «первой шестерки» (за редкими исключениями). Он, наверное, самый прибыльный из всех наших продуктов, включая «Нюхача». Есть узнаваемые особенности украинского кино, украинского телевидения? Получился суперрейтинговый проект международного уровня в коммерческом и имиджевом плане. Есть, например, такие проекты, как «Нюхач»: рискнули, вложили по полмиллиона своих денег в серию — и все вернулось сторицей. Понимаю нужды и особенности и каналов, и продакшнов — что и как кому предлагать и с какой стороны подходить. Потому что сейчас все продакшны заполнены, даже самые маленькие что-то производят для наших каналов. Пришлось реагировать быстро и резко по аналогии с не умеющим плавать, которого неожиданно оставили посреди озера. Есть отличие сериалов, что сняты в последний год, от тех, что вышли два-три года назад? В общем, это все особенности и естественные трудности переходного периода. Они так высоко подняли планку, что теперь им самим ее сложно удержать. Не хватает хороших сценаристов. Хорошие режиссеры нарасхват, так как много всего снимается. Потому что просто, очень понятная история, все в лоб, диалоги без подвыподвертов, добрый доктор, детки и ми-ми-ми. Искренность и открытость — это реально наша фишка. А пока не попробуешь — не поймешь. Он выглядит как сериал, но по сути это технология скриптед-реалити: вертикальные истории, актеры-аматоры на второстепенных ролях, но, в отличие от скриптед-реалити, у нас нет закадрового голоса, который обычно присутствует в малобюджетных проектах, потому что драматургически сложно рассказать сюжет без закадрового голоса. Наши редакторы умеют сделать хороший кастинг, умеют раскрутить на эмоции. Будет объем — будет индустрия со своими форматами. Мы понимаем, что это придет не скоро, но у нас уже будут разработанные технологии, свои ноу-хау. Головы пририсовывали уже виртуально — это сложная технология, недешевая. Мы предложили этот новый жанр ICTV, они рискнули. Но очень четко вижу такой почерк в телевизионном неигровом контенте — шоу, программы. Перспектива — минимум лет через 15? А что из ваших продуктов может быть востребовано новым поколением, поколением с другой ментальностью, другим образом жизни? В той же Польше телевизионный рынок намного больше, но они показывают по одной серии в неделю. Совершенно другой продукт. Это не только для YouTube, но и для любых других цифровых платформ — Megogo, OLL.TV, Netflix, Amazon и т.д. Например, веб-сериалы для digital-платформ. Там мы можем позволить себе небольшие риски. Сейчас на «1+1″ нащупали новую тенденцию: чем больше локальных тем обсуждается в продукте, тем интереснее это нашему зрителю. Это тоже новое слово в форматах: своим ведущим ты можешь приделать голову овоща, животного. Ирина Костюк, продюсер FILM.UA, соучредитель Media Resources Management (Украина) Как относитесь к запрету российского аудио-видеоконтента на телеканалах? Сериалы выпуска 2013-2014 годов производились в 2011-2012 и делались на два рынка — на Россию и Украину. Чем можно заменить российские сериалы? Ситуация как и с актерами: составляем графики съемок даже в рамках своих проектов. Да, мы вечно экспериментируем и хотим что-то новое, чтобы не следовать, а задавать направление, но каналы сейчас пытаются себя обезопасить, показывать проверенное. У нас главный автор, шоуранер «Дежурного врача» — это Юля Мищенко, певица, группа «Талита Кум», если помните. Сейчас мы делаем «Мавку», украинский 3D мультфильм — такого еще никто не делал. А с другой стороны, и на суржике нельзя разговаривать. Но мы разработали ноу-хау, как это сделать быстро, за неделю, чтобы программа не теряла актуальности. И когда на каналах полным ходом пойдут местные сериалы, столкнемся с пересекающимся одинаковым актерским составом. Одним словом, общие закономерности и правила, конечно, есть, но бывает все очень непредсказуемо, особенно в наших таких не стабильных условиях. Игроки (бродкастеры, а соответственно и продакшны) вынуждены приспосабливаться к новым условиям. Не могу сказать, что в украинском кино есть специфический почерк — тут мы еще в поисках. Побывала и там, и там. При этом нужно было сделать украинский язык живым. В марте запустили документальное реалити о полицейских «Патрульные». Всегда были творческие трудности: нехватка сценаристов, актеров. И ты думаешь: а почему? Это целая линейка образовательных программ, которую организовывает компания MRM.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.